Быть ли русской школе в Испании?

Константин РАНКС, "Вести Испании"
 
Создание школы – это сложный процесс, который выходит за рамки поиска подходящего помещения и финансирования работы преподавателей. Это вопрос учебной программы и, что главное, лицензирования школы, то есть признания ее выпускных документов властями страны, в которой она существует. Разумеется, последняя из этих проблем снимается, если учебное заведение является государственным. В случае же частной школы важно и лицензирование ее деятельности государством, и набор достаточного количества учащихся, которое позволило бы содержать это заведение.

Так называемые «воскресные» школы, имеющие культурно-религиозный характер, зачастую сталкиваются с нежеланием учеников посещать их. Тем самым они превращаются в «школы для родителей», а не для их детей, которые ищут любой повод, чтобы туда не ходить.

Надо признать, что проблемы в области организации национального образования, которые стоят перед русскоговорящей диаспорой в Испании, не являются исключительными. Мы предлагаем вниманию читателей обзор примеров того, как решают эти проблемы наши соотечественники в других странах. Однако прежде чем рассматривать современное состояние дел, есть смысл обратиться к истории вопроса.
 
Тяжкий опыт

Без сомнения, самый богатый опыт организации образования на родном языке в условиях рассеяния (диаспоры) имеют европейские евреи и армяне. Еврейские религиозные школы – иешивы существовали в Испании уже в VIII – IX веках, но только в X – XI столетиях испанские евреи создали самостоятельный культурный центр. В XI – XII веках их духовная жизнь достигла наивысшего расцвета. Кроме Талмуда в образованных кругах еврейства изучали грамматику иврита, религиозную и светскую поэзию. В высших слоях еврейского общества было широко распространено изучение философии и наук. До начала XVIII века европейским правителям не было дела, на каком языке и как общаются местные евреи. Таким образом, внутри общин сохранялась своя национальная культура. Однако в 1782 году император Иосиф II издал так называемый «Указ о терпимости», который предписывал евреям или создавать собственные школы с преподаванием на немецком языке, или посылать своих детей в общие школы.На протяжении XIX столетия в странах Западной и Центральной Европы были введены законы об обязательном начальном образовании, которые распространялись и на евреев. Именно тогда еврейская община впервые столкнулась с феноменом ассимиляции: многие дети перенимали культуру и веру страны проживания, полностью отрываясь от своих корней. Правда, уже тогда было отмечено, что коренное население тоже редко принимало их за «своих».

Именно тогда возникла идея билингвального образования, то есть обучения параллельно на двух основных языках, один из которых государственный, а второй – язык национального меньшинства. Такое обучение также должно включать специальные предметы, связанные с культурой общины. Хотя первые двуязычные школы появились в Германии уже в 1775 году, к началу ХХ века лишь четверть еврейских детей училась в подобных заведениях, остальные же ходили в обычные немецкие школы. Причиной ассимиляции стало отсутствие какой-либо практической мотивации к изучению иврита – государства Израиль тогда еще не существовало, как, впрочем, уже не было и свободного перемещения между странами.

После Первой мировой войны пример официальной поддержки еврейских школ, а также школ других национальных меньшинств продемонстрировали два молодых государства – Латвия и Литва. Такие школы там стали получить государственное финансирование и в результате превратились в настоящие центры национального образования. Мало того, в Латвии в 1920-е годы существовали еврейские школы, в которых основным языком обучения был русский или немецкий. Были и русские школы, где преподавание велось также на латышском и немецком, а в польских обучали на польском, русском и латышском языках. К сожалению, в начале 30-х годов этот уникальный процесс был прерван в связи с приходом к власти латышских националистов.

Опыт еврейской общины продемонстрировал в XIX – XX веках, что богатой оригинальной культуры и собственной религии недостаточно, чтобы сопротивляться ассимиляции. Мало того, выявились побочные эффекты этого явления, которые заставляют сейчас руководство Евросоюза бороться с ним, поддерживая национальную культуру иммигрантов и меньшинств.
 

Чем плоха ассимиляция

Ассимиляция – это социально-культурный процесс, в ходе которого осознание общности связей с одной национально-культурной группой сменяется идентификацией с другой. Проще говоря, дети русских или украинцев в Испании начинают ощущать себя испанцами в большей степени, чем славянами, теряют родной язык, интерес к образу жизни, традициям, вере своих родителей и более дальних предков.

В результате ассимиляции индивид или коллектив может частично или полностью утратить свой первичный национальный облик. Обычно группа национального, этнического, религиозного или языкового меньшинства ассимилируется с большинством, в среде которого она живет. Этот процесс протекает посредством идентификации с культурой, религией, национальными или политическими идеалами ассимилирующей среды или посредством смешанных браков.

Как показывает практика, легче всего теряется язык, затем культурные традиции, и лишь в последнюю очередь происходит смена веры. Например, в середине XIX века в Западной Европе процветала теория культурной ассимиляции евреев. Деятели этого движения определяли еврейство как принадлежность к вероисповеданию, а не к нации. Так появились «немцы Моисеева закона», «французы Моисеева закона» и т. д. Они перевели молитвы с иврита на другие языки и внесли изменения в их содержание. Однако именно тогда был обнаружен резкий рост антисемитизма в Европе. Например, в Австро-Венгерии евреи чисто внешне не могли слиться с австрийцами и их легко вычисляли цыгане, румыны и венгры, которые считали, что те их «обошли», примкнув к титульной нации.

"Ассимилированный человек даже в третьем поколении не может считаться полностью поменявшим национальную идентичность. Любой же международный конфликт с участием его исторической родины и страны проживания приводит к тому, что ему припоминают его происхождение..."

Проблема ассимиляции была знакома в свое время и жителям территорий вблизи германо-французской границы, только там ассимилировались немцы (на французской территории) и французы (на немецкой). В мирное время все было хорошо, однако с угрозой франко-прусской войны по обе стороны границы начались поиски «тайных агентов» врага. Парадокс: «открытые» представители той и другой наций зачастую подвергались меньшим гонениям, чем «офранцуженные» немцы и «онемеченные» французы, поскольку именно в среде этих последних искали шпионов.

Современные психологи отмечают, что ассимилированный человек даже в третьем поколении не может считаться полностью сменившим национальную идентичность. Любой же международный конфликт с участием исторической родины и страны проживания такого человека приводит к тому, что ему припоминают его происхождение.

Уже доказано, что в современных условиях и для личности, и для государства гораздо выгоднее интеграция, то есть полная адаптация мигранта к условиям жизни в новой стране при условии сохранения его национальной идентичности. Применительно к Испании это означает свободное владение испанским и русским (украинским, грузинским и т. д.) языками, знание особенностей католического вероисповедания, истории страны, равно как религии и истории своей исторической родины. Разумеется, при этом необходимо не только знать, но и уважать культуру и традиции испанцев. Практика показывает, что коренное население повсеместно относится лучше к новым согражданам, которые соблюдают эти требования, и склонно интегрировать их в свое общество, обогащающееся, в свою очередь, за счет такого пополнения.

С этой точки зрения решение некоторых родителей как можно скорее «обыспанить» своих детей может быть крайне неудачным. Первоначальный успех при воплощении такого решения грозит со временем обернуться глубокой, на всю жизнь, скрытой душевной травмой.
 

Финляндия: госшкола с 1955 года

В стране Суоми на 50 тысяч человек русскоязычного населения в настоящее время действуют две средних школы, где русский является языком обучения. Это финско-русская школа в Хельсинки и международная финско-русская школа Восточной Финляндии в городах Лаппеенранта, Иматра и Йоэнсу.

Школа в Хельсинки была основана еще в 1955 году. Это государственное учебное заведение, соответственно, обучение в нем бесплатное. Оно рассчитано на углубленное изучение русского языка и литературы, при этом преподавание предметов в старших классах ведется на русском.

До массовой эмиграции из бывшего СССР в Финляндию в начале 1990-х годов в школе в основном учились финские дети. Однако затем ситуация начала меняться, и тогда программа была скорректирована: появились занятия по русскому как родному языку и уроки на финском. Однако язык Пушкина был и остается основным.

Главной задачей школы является не только передача знаний в рамках базового среднего образования вкупе с углубленным преподаванием русского языка, но и воспитание учащихся как активных и ответственных членов многокультурного общества Европы. Стоит отметить, что если финский и русский присутствуют в учебной программе школы с первого класса, то уже с третьего она включает английский, с седьмого – шведский, а с восьмого по двенадцатый – немецкий и французский языки.

Если школа в Хельсинки появилась на свет более полувека назад, в результате политического решения руководства страны, то финско-русская школа Восточной Финляндии (ФРШ) совсем молода – она была создана под влиянием демографических изменений последнего десятилетия. Это учебное заведение ставит своей задачей обучение русскому языку как родному и как иностранному, а также обучение по специальной программе финскому детей, приехавших из России. При этом все ученики изучают английский по расширенной программе. В результате и финские и русские выпускники ФРШ свободно говорят на трех языках: финском, русском и английском.

ФРШ «выросла» из обычной финской средней школы, после того как заметно увеличилось число детей из семей иммигрантов-россиян, а также российских специалистов, которые приехали в Финляндию на работу. Формально главным языком обучения в ней является финский, но ученики-иммигранты получают помощь в освоении учебных дисциплин на русском, поскольку часть преподавателей и других работников школы являются русскоязычными.

В настоящее время ученический состав ФРШ состоит на три четверти из финских и на четверть из русскоязычных детей, причем число последних растет, равно как и общее количество учащихся школы. Сейчас она принимает учеников с пятого класса (первые четыре нужно пройти в начальной школе), а затем ее выпускники могут продолжить обучение в гимназии.

Финские руководители государственного образования убеждены, что обучение финских и русских детей в одной школе, где они изучают языки и культуру обеих стран, создает хорошие возможности для развития экономики Финляндии, улучшает ее отношения с Россией и с другими европейскими государствами. При этом главным в подобном образовательном проекте видится именно сохранение иммигрантами национальной идентичности, истории и культуры при свободной интеграции в финскую культуру.

Выходцы из России могут получить в Финляндии на своем родном языке и среднее профессиональное образование. Прием тех новоселов страны, кто пока не владеет в достаточной степени финским или английским языком, ведет торгово-экономический политехникум в городе Коувола. В нем обучаются также финны, владеющие русским языком, или иммигранты, которые уже давно проживают в Финляндии и не изучали русский как родной. Диплом политехникума дает преимущества при устройстве на работу на предприятия, ориентированные на Россию. В программу включено интенсивное изучение финского и английского, с тем чтобы выпускник, получивший специальную подготовку в области менеджмента и бухгалтерского учета, мог продолжить обучение на этих языках в финских вузах.

Стоит отметить, что финский подход к образованию русскоязычных иммигрантов считается в Евросоюзе одним из наиболее взвешенных и успешных и, возможно, уже с 2009 года может быть рекомендован для других государств сообщества. Впрочем, по мнению российских наблюдателей, уровень преподавания в этой стране русского языка на самом деле оставляет желать лучшего, и без поддержки семьи и дополнительных занятий трудно надеяться на сохранение живой родной речи.

"Обучение финских и русских учеников в одной школе, где они изучают языки и культуру обеих стран, создает хорошие возможности для развития экономики Финляндии, улучшает ее отношения с Россией и с другими европейскими государствами"
 

Кипр: частное решение

Остров Кипр, точнее, его грекоязычная часть, ныне входящая в ЕС и зону евро, показывает пример успешного развития частной инициативы на ниве национального образования. В настоящее время на Кипре работает три частных школы с обучением на русском языке, причем в одной из них он является основным.

Директор школы «Ученики Пифагора» Елена Дроздецкая-Пападимитриу рассказала «Вестям», что пришлось пройти сложный путь, доказывая кипрским чиновникам необходимость создания школы, в которой русский был бы основным языком обучения. «Мне помог нестандартный ход, – отметила Елена Николаевна – Я обратила внимание чиновников на то, что многие дети растут в семьях, которые не собираются всю жизнь жить на Кипре. Для тех, кто полностью натурализовался, кипрская школа, может, и подходит, но что если Кипр – это только эпизод в их жизни?»

Разумеется, «ученики Пифагора» изучают не только русский. Параллельно идет углубленное изучение английского языка, который чрезвычайно распространен на острове. Кроме того, в старших классах преподаются и другие европейские языки, в первую очередь греческий.

Обучение ведется в соответствии с российской программой. Выпускники получают два аттестата – кипрский и российский, правда, для этого приходится сдавать экзамены в российкой школе при посольстве РФ в Республике Кипр.

«Ученики Пифагора» – школа платная. Обучение в старших классах стоит 240 – 260 евро в месяц. Кроме учебы по полной программе предлагается и частичная, дополнительная. Она рассчитана на детей, которые учатся в государственных кипрских школах, но хотят «подтянуться» по российской программе. Занятия для них проходят по особой схеме: три раза в неделю, с трех до шести, за 110 евро в месяц. Уроки в кипрских школах заканчиваются рано – в час дня дети уже свободны, они могут пообедать, отдохнуть и пойти в русскую школу.

Делясь своим опытом, Елена Дроздецкая-Пападимитриу отметила, что в условиях Кипра, для того чтобы обеспечить рентабельность, в школе должны заниматься, по самым скромным подсчетам, более ста детей по полной программе и более 55-ти – по дополнительной. Иначе образовательное предприятие ждет банкротство.

Вместе с тем возможны и другие варианты развития национального образования. В частности, если начинать с детских садов, то есть смысл обращаться в управления образования с идеей создания смешанных дошкольных учреждений, то есть, применительно к Испании, испано-русских. Формально такой детсад будет отличаться от обычного только углубленным изучением русского языка. Русскоязычные его воспитанники смогут регулярно заниматься на родном языке и изучать испанский, а их испанские сверстники – русский.

"Я обратила внимание чиновников на то, что многие дети растут в семьях, которые не собираются всю жизнь жить на Кипре. Для тех, кто полностью натурализовался, кипрская школа, может, и подходит, но что если Кипр – это только эпизод в их жизни?"
 

Германия: за парту с мамой

В Германии существует система, напоминающая финскую. В частности, в Берлине действует сохранившаяся со времен ГДР немецко-русская государственная школа. Власти во всех землях (аналог испанских автономий) поддерживают изучение русского. Так, распространены школы, где это один из основных иностранных языков.

Тем не менее внимание «Вестей» привлек проект «Мамина школа», который воплотила в жизнь общественная организация «Азбука» из Гамбурга. В этой организации более 250 постоянных членов – это местные семьи, которые хотят, чтобы их дети владели русским языком. «Мамина школа» представляет собой адаптацию достаточно известной в Германии системы «обучения семьи», которая особенно успешна в раннем возрасте. На занятия, которые проводятся три раза в неделю, приходят мамы с детьми начиная с двухлетнего возраста.

Обучение ведется в игровой форме, причем учатся не только дети, но и их мамы – тому, как правильно заниматься воспитанием и образованием своего чада. Как рассказала «Вестям» руководитель проекта Анна Алексеевна Бурдина: «Мамы учатся сами, потому что для малышей мама – лучший учитель. К тому же дети в этом возрасте уже осознают, что язык, на котором говорит мама, отличается от языка, на котором говорят окружающие. Ребенку важно знать, что они с мамой не одни, и поэтому занятие в группе, в которой одновременно занимается шесть-семь пар матерей с детьми, способствует его лучшему социальному развитию».

Стоимость занятий в «Маминой школе» составляет 40 евро в месяц. «Азбука» ведет обучение и детей старшего возраста, они приходят на занятия по субботам. Ученики получают домашние задания, которые следует выполнять – занятия обходятся их родителям в 12 евро в месяц. В настоящее время «Азбука» отправляет своих выпускников в Берлин, чтобы там они сдали экзамены по русскому языку и получили соответствующий сертификат. Он им может пригодиться, если они будут поступать в российский вуз, а также в дальнейшем, при поиске работы.

По словам г-жи Бурдиной, в последние годы среди русских «германцев» наблюдается рост интереса к изучению родного языка. Даже в тех семьях, где изначально ставили задачей полное «растворение» в немецком обществе, наметился определенный поворот: русский признается как «нужный» язык. Его учат и выходцы из разных стран бывшего СССР, а также дети из смешанных немецко-русских семей.

Таким образом, в Германии реализуется и государственная, общественная, и частная схемы образования, направленные на сохранение русского языка.

"Мамы учатся сами, потому что для малышей мама – лучший учитель. К тому же дети в этом возрасте уже осознают, что язык, на котором говорит мама, отличается от языка, на котором говорят окружающие. Ребенку важно знать, что они с мамой не одни"
 

Великобритания: танцы с языком

В Британии детей иммигрантов традиционно обучают исключительно на английском – не случайно пропаганда языка Шекспира в мире и организация обучения ему считается одним из приоритетов внешнеэкономической политики страны. Так что успехи в сохранении языков национальных меньшинств в Туманном Альбионе более связаны с активностью самих этих меньшинств. Весьма интересным с этой точки зрения является пример русского учебного центра под названием «Академгородок “Престиж”», который работает в тесном контакте со школой моделей «Диана».

По словам менеджера «Престижа» Оксана Гайжутите, одной из главных задач при обучении юных иммигрантов родному языку является их мотивация. Дети чрезвычайно прагматичны и не хотят тратить силы на изучение языка, который им не приносит сиюминутной пользы. Поэтому педагоги «Престижа» решили, что занятия должны быть интересны детям сами по себе – но с тем условием, что ведутся они по-русски.

При «академгородке» действует бесплатная школа русского языка и литературы для детей, которые занимаются танцами, изобразительным искусством, актерским мастерством, а также посещают школу моделей «Диана». На занятиях, проходящих в игровой форме, ученики погружаются в атмосферу русского языка, который из «обязаловки» становится средством коммуникации. Этому же служат программы обмена со сверстниками из других стран. В этом случае дети чувствуют пользу русского как языка межнационального общения. Программы обучения составлены и адаптированы опытными педагогами «Престижа»; преподаватели также проводят мастер-классы по различным предметам. Центр организует различные мероприятия и приглашает к сотрудничеству директоров школ из других стран.

Продолжение следует

2023 © www.eursa.org